Синица

Уроки мудрости и медитации на страницах «Тантра-йога»
Вигьяна Йога Дхияна

(история, которая произошла на самом деле и, 

сохранившись в моей памяти,

постоянно питает своей внутренней силой)


Был пасмурный осенний день, каких много в этой маленькой, холодной, северной европейской стране Латвия. Живя здесь, под трёхэтажным слоем туч, видя мир на фоне вечно серого неба, иногда кажется, что солнца вообще не существует.

Я стоял у окна и смотрел во двор дома на картину, исполненную глубокой тоски.

Деревья давно сбросили листья, подготовившись к долгой мокрой зиме, птицы не летали, забившись под крыши домов, небо было тяжёлым, свинцовосерым, тучи даже не ползли, они просто висели прямо над головой, выдавливая из неё последние мысли оптимизма. Хотя это был обычный рабочий день, людей на улицах было мало. Они понуро шли, опустив свои головы и ссутулив плечи, как бы склонив их перед вечной, невидимой силой
настроением Пракрити Ма Великой Природы.

Шёл мелкий, противный дождь. День выдался безнадёжно пустым. Даже ум был спокоен и неподвижен от этой внешней картины грусти и серости. Но, видимо, вспомнив о своей природе всё время двигаться, ум шевельнулся и дрогнул, испугавшись покоя, вступив в диалог со своим хозяином:

Ооо! Этот день не принесёт тебе ничего. Смотри, как он тускл, сер и безнадёжен.

Да, возможно! ответил хозяин.

Целей в этот день ещё не было. Вдруг проснувшийся ум, овладев моим взглядом, направил его на рядом стоявший старый дом, вся задняя стена которого была покрыта лопнувшей от влаги и времени старой краской. Эта лопнувшая старая краска могла быть хорошим, надёжным «домиком» для спрятавшихся под ней насекомых и их личинок, решивших переждать там зиму и холодную, вечно мокрую погоду. Видимо, хорошо об этом зная, одна шустрая и проворная синица, ухватившаяся своими лапками за скрутившийся и отошедший от стены кусок краски, упираясь упругим хвостиком в отвесную стену, трудолюбиво осматривала каждую щель, тщательно проверяя все уголки в ней. Не найдя ничего, она перелетала к другому месту и с не меньшим усердием осматривала новые расщелины в поисках долгожданной пищи. Для человека это было время позднего завтрака. Ум, наконец-то, нашёл себе работу в моём, неподвижно застывшем у окна, теле. Он заставил глаза, не отрываясь, следить за этой маленькой, трудолюбивой, полностью промокшей птицей, и стал считать её перелёты от места к месту.

За первый «подход» к этой огромной (в масштабах птицы, конечно) стене она внимательно осмотрела четырнадцать открытых мест. Устав и не найдя ничего, чем можно было бы поживиться, синица перелетела на большой клён, сонно стоявший рядом. Отдохнув, она снова принялась за поиски.

Второй подход уместил семнадцать перелётов и добросовестно осмотренных «точек». Чёрный от сырости, сонный клён, предложивший ей короткий отдых в своих ветвях, оставался невольным свидетелем этого действа.

Третий подход повторил вновь четырнадцать перелётов, а на пятнадцатый моё зрение разглядело кого–то или что–то в её меленьком клювике. Было это съедобное насекомое или комок грязи, сказать трудно.

Ум, проделав эту работу вместе с синицей, разбудил спящий разум, который быстро оценил открывшуюся ему глубокую мудрость, питающую меня своей силой и оптимизмом до сих пор. Эта история, исполненная глубокого жизненного смысла, произошедшая в тот памятный пасмурный осенний день, случилась в середине 90–х годов. С тех пор прошло много лет. Синицы не живут так долго, как могут жить люди. Наверняка душа, трудолюбиво и терпеливо действуя в синичкином теле, переродилась уже дальше. Может быть, мы даже с ней встретились снова, не зная о том, что были знакомы. Но этот урок навсегда остался в памяти.

Нужно просто действовать! Действовать неустанно, крепко держась «лапками» за скрученный временем кусок старой краски, упираясь «хвостиком» в отвесную стену, проверяя каждый угол и место, где может быть то, что ты долго ищешь. И не важно, сколько попыток от тебя это потребует!

Жду новой встречи с вами в этом очаровательном
мире Мудрости, Любви и Медитации.

Олег Карташов, преподаватель йоги